инфракрасные обогреватели риолэнд
Восточный фронт: Курская Битва, 1943 год PDF Печать E-mail
Автор: Олег Бегинин   
11.03.2010 15:14

Положение сторон на кануне Курской битвы.
Минули ожесточенные бои зимы 1942/43 гг. На советско-германском фронте установилось относительное затишье. Линия фронта стабилизировалась и проходила западнее Мурманска, Ленинграда, восточнее Новгорода, западнее Великих Лук, Кирова, Новосиля, Малоархангельска, Лютежа, восточнее Таганрога и Новороссийска. В ходе боев в феврале и марте 1943 года образовался так называемый Курский выступ, вдававшийся в расположение немецких войск до 200 км. Обе воюющие стороны готовились к новым сражениям: принимались меры к расширению военного производства, намечались планы будущих действий, накапливались резервы, проводились перегруппировки войск. На основе опыта прошедших боев совершенствовались формы организации и способы боевого применения родов войск. Советская военная промышленность из месяца в месяц увеличивала выпуск военной продукции. Особое внимание было обращено на производство бронетанковой техники. В конце 1942 года началось производство самоходно-артиллерийских установок, имевших на вооружении орудия 76-, 122- и 152-мм калибра. Танки и пехота получили мощное средство поддержки.

К июлю 1943 года в Красной Армии насчитывалось 9580 танков и самоходно-артиллерийских установок, организационно сведенных в танковые армии, танковые и механизированные корпуса, танковые бригады, танковые и самоходно-артиллерийские полки. Наряду с количественным ростом улучшилось и качество бронетанковой техники. В танке Т-34 была повышена прочность сварных соединений броневых листов, четырехступенчатая коробка передач заменена пятиступенчатой, облегчено переключение передач, усовершенствованы воздухоочистители и др. Командирская башенка позволила улучшить наблюдение за полем боя. Новый танк КВ-1С по сравнению с КВ-1 имел броню несколько тоньше — 60-75 мм, в результате чего уменьшился вес танка и повысилась его подвижность и проходимость.

Совершенствовалась организация объединений, соединений и частей танковых войск. С учетом опыта операций, проведенных зимой 1942/43 гг., развернулось формирование танковых армий однородного состава. Армия, как правило, имела два танковых и механизированный корпуса, части обеспечения и обслуживания. К началу Курской битвы Красная Армия имела пять танковых армий.

В танковые и механизированные корпуса были дополнительно включены минометный, самоходно-артиллерийский и зенитно-артиллерийский полки. Кроме того, танковый корпус получил истребительно-противотанковый артиллерийский дивизион, батальон связи, две подвижные ремонтные базы и медико-санитарный взвод, а механизированный корпус — истребительно-противотанковый артиллерийский полк и медико-санитарный батальон. Количественный и качественный рост танковых войск значительно повысил ударную силу и маневренность Красной Армии, позволил наносить по врагу сокрушительные удары и проводить крупные наступательные операции с решительными целями. Повысились боевые возможности и других родов войск и видов вооруженных сил.

Усиленно готовилась к предстоящим боям и фашистская Германия. В 1943 года она наладила массовый выпуск новых танков Pz.Kpfw.V “Пантера” и Pz.Kpfw.VI “Тигр”, освоила производство штурмового орудия “Фердинанд”. Это позволило немецкому командованию в значительной степени оснастить танковые войска более совершенной боевой техникой. Кроме того, были улучшены конструкции Pz.Kpfw.Ш и Pz.Kpfw.IV. Потерпев крупное поражение на советско-германском фронте, немцы рассчитывали летом 1943 года навязать свою волю Советским Вооруженным Силам, любой ценой восстановить пошатнувшийся авторитет и престиж своей армии, показать ее способность вести крупные наступательные операции и тем самым предотвратить неминуемый развал фашистского блока. Не располагая силами и средствами, достаточными для того, чтобы вести наступление на широком фронте, немецкое командование решило сначала разгромить советские войска в районе Курска. Курский выступ представлял для обеих воюющих сторон важное стратегическое значение: советские войска могли нанести сильные удары по тылам и флангам орловской и белгородско-харьковской группировок, а противник — нанести встречные удары из районов Орла и Белгорода на Курск.

15 апреля 1943 года была утверждена Директива №6, в которой конкретизировались задачи немецких войск в наступательной операции “Цитадель”. Замысел операции немецкого командования, сводился к следующему: двумя одновременными встречными ударами в общем направлении на Курск — из района Орла на юг и из района Харькова на север — окружить и уничтожить на Курском выступе советские войска. В дальнейшем, судя по директиве Гитлера, противник намеревался расширить фронт наступления из района восточнее Курска на юго-восток и разгромить советские войска в Донбассе.

Для выполнения операции немецкое командование создало мощные группировки. Ударная группировка в районе Орла включала 8 пехотных, 6 танковых и моторизованную дивизии 9-й армии группы “Центр” и насчитывала 270 тыс.солдат и офицеров, около 3,5 тыс.орудий и минометов, до 1,2 тыс.танков и самоходных орудий. Она должна была нанести главный удар в направлении железной дороги Орел — Курск.

В ударную группировку в районе севернее Харькова противник выделил 5 пехотных, 8 танковых и моторизованную дивизии. Всего 280 тыс.солдат и офицеров, более 2,5 тыс.орудий и минометов, до 1,5 тыс.танков и самоходных орудий. Она должна была нанести главный удар силами 4-й танковой армии вдоль шоссе Обоянь — Курск и вспомогательный — силами оперативной группы “Кемпф” в направлении Белгород, Короча. На флангах ударных группировок находилось еще до 20 дивизий. В общей сложности для осуществления своего замысла немецко-фашистское командование сосредоточило около 900 тыс.солдат и офицеров, до 10 тыс.орудий и минометов, около 2700 танков и самоходных орудий, свыше 2 тыс.самолетов.

Советское командование, разрабатывая план действий в летне-осенней кампании 1943 года, намечало провести ряд наступательных операций с целью освободить Левобережную Украину, Донбасс и восточные районы Белоруссии и выйти к среднему и нижнему течению Днепра. Основные усилия наших войск сосредоточивались на юго-западном направлении — для разгрома вражеских группировок в районах Орла и Харькова. Учитывая сосредоточение на флангах Курского выступа значительных сил противника, Ставка Верховного Главнокомандования решила сначала преднамеренной обороной измотать и обескровить его ударные группировки, а затем, перейдя в контрнаступление, нанести им окончательное поражение. Удар противника на орловско-курском направлении должен был отразить Центральный фронт, оборонявший северную и северо-западную часть Курского выступа, а из района Белгорода — Воронежский фронт, оборонявший его южную и юго-западную часть.

Оба фронта насчитывали свыше 1337 тыс.человек, 19300 орудий и минометов, более 3300 танков и самоходно-артиллерийских установок и 2650 боевых самолетов. Танковые войска Центрального фронта имели 2-ю танковую армию, 9-й и 19-й танковые корпуса, 2 танковые бригады, 15 танковых и 6 самоходно-артиллерийских полков; в Воронежский фронт входили 1-я танковая армия, 2-й и 5-й гвардейские танковые корпуса, 6 танковых бригад, 8 танковых и 3 самоходно-артиллерийских полка. За войсками Центрального и Воронежского фронтов восточнее реки Кшень располагались крупные резервы Ставки, объединенные в Степной фронт. Степной фронт наряду с танковыми частями, входившими в общевойсковые армии и кавалерийские корпуса, имел 5-ю гвардейскую танковую армию, 3-й и 4-й гвардейские и 10-й танковые, 1, 2 и 3-й гвардейские механизированные корпуса. Всего во фронте насчитывалось 1630 танков и самоходно-артиллерийских установок.

Общее превосходство по танкам было на стороне советских войск. Однако в ударных группировках противника имелось значительное количество танков Pz.Kpfw.V и Pz.Kpfw.VI и штурмовых орудий “Фердинанд”, обладавших мощным вооружением и броней. Кроме того, более 30 процентов общего количества наших танков и самоходно-артиллерийских установок составляли легкие машины.

Характерной особенностью планирования боевого применения танковых войск в оборонительных операциях Центрального и Воронежского фронтов явилось то, что основная масса (до 90%) танков была сосредоточена на вероятных направлениях главных ударов противника. Командующие фронтами придерживались принципа массированного использования танковых войск на решающих участках фронта. Танковые армии находились во вторых эшелонах, а танковые корпуса — в резерве фронтов. Танковые армии и танковые корпуса Центрального и Воронежского фронтов планировалось использовать для нанесения контрударов по нескольким вариантам, в зависимости от направлений главных ударов противника. Так, 2-я танковая армия получила задачу быть готовой нанести контрудары на трех направлениях; основным из них считался контрудар в полосе 13-й армии. 1-я танковая армия готовила пять вариантов контрударов. Главным считался контрудар в полосе 6-й гвардейской армии. Танковые и самоходно-артиллерийские соединения и части, приданные общевойсковым армиям, предусматривалось использовать централизованно как подвижные резервы армий, корпусов и дивизий, оборонявшихся на важных направлениях; располагались они на второй и третьей оборонительных полосах и между полосами, в боевых порядках войск на танкоопасных направлениях. На Воронежском фронте некоторые танковые и самоходно-артиллерийские полки и танковые бригады размещались в главной полосе обороны, так как плотность противотанковых средств в стрелковых дивизиях первого эшелона была недостаточной. При этом значительное внимание уделялось оборудованию танковых засад, организации ведения огня с места. Такое использование танков и самоходно-артиллерийских установок значительно усиливало общую прочность обороны, особенно тактической зоны, создавало своеобразный бронированный заслон на пути вражеских войск.

Период март-июнь, предшествовавший Курской битве, был использован для тщательной подготовки войск к боевым действиям. Командиры и штабы стрелковых, танковых и артиллерийских соединений и частей провели совместные учения на местности, в ходе которых были отработаны варианты нанесения контрударов и контратак. Личный состав настойчиво осваивал приемы и способы использования боевой техники и вооружения, изучал сильные и слабые стороны тактики действий войск противника. Особое внимание в ходе боевой подготовки уделялось умению организовать отражение крупных танковых атак, подготовке и проведению контратак и контрударов, осуществлению широкого маневра силами и средствами с целью создания превосходства над противником. Значительное внимание уделялось организации взаимодействия родов войск. Командиры и штабы, проявляли повседневную заботу о материальном, техническом и медицинском обеспечении войск. Армейские ремонтно-восстановительные батальоны, корпусные подвижные ремонтные базы и роты технического обеспечения бригад и полков были полностью укомплектованы. Кроме того, танковые полки, бригады и корпуса усиливались специальными ремонтными бригадами, созданными в армейских ремонтных частях. Их основная задача состояла в осуществлении среднего ремонта бронетанковой техники непосредственно в местах ее наибольшего скопления.

В подготовительный период проводилась большая и целеустремленная партийно-политическая работа. Ее содержание определялось задачами войск фронтов. Военные советы требовали, чтобы командиры и политработники неустанно воспитывали в советских воинах стойкость и упорство, мужество и отвагу, беззаветную преданность и любовь к социалистической Родине, чаще проводили митинги, собрания и беседы, на которых бы разъяснялось значение упорной и активной обороны, популяризировался боевой опыт частей и подразделений.

Во всех соединениях накануне боев проводились слеты истребителей танков, снайперов, разведчиков и артиллеристов. Бойцы обменивались опытом, особенно по уничтожению танков противника. Было выпущено большое количество плакатов, бюллетеней и памяток. Политические отделы организовали тщательный подбор и учебу агитаторов подразделений.

Операция Цитадель.
Утром 5 июля фашистские танки и штурмовые орудия под прикрытием огня артиллерии и ударов авиации перешли в наступление. За танками шла пехота. Южнее Орла и севернее Белгорода начались ожесточенные сражения. Главный удар наносились на деревни Ольховатку, а вспомогательные - на Малоархангельск и Фатеж. Советские войска встретили врага исключительной стойкостью. Немецкие войска несли большие потери. Лишь после пятой атаки им удалось ворваться на передний край обороны 29-го стрелкового корпуса на ольховатском направлении.

На Центральном фронте противник нанес главный удар по центру 13-й армии, которой командовал генерал Н.П.Пухов. Сосредоточив здесь до 500 танков, враг рассчитывал мощным бронированным тараном при поддержке авиации и артиллерии сломить оборону советских войск. Вспомогательный удар противник наносил на Гнилец. Советские воины встретили врага исключительной стойкостью. Все противотанковые средства, и, прежде всего танковые и самоходно-артиллерийские полки, во взаимодействии со стрелковыми частями, саперами и подразделениями других родов войск наносили врагу большой урон. Действия наземных войск поддерживались соединениями 16-й воздушной армии генерала С.И.Руденко. Немецкое командование непрерывно наращивало удар, бросая в бой новые танковые и пехотные части, пыталось любой ценой разорвать оборону 13-й армии. В полосе обороны Центрального фронта напряженные бои развернулись и на других направлениях. К исходу дня немцы на главном, ольховатском направлении вклинились на узком участке в советскую оборону на 6-8 км и вышли ко второй оборонительной полосе.

Командующий Центральным фронтом генерал К.К.Рокоссовский решил с утра 6 июля нанести по вражеской группировке контрудар силами 2-й танковой армии с приданным ей 19-м танковым корпусом и восстановить положение. Танковой армии было приказано одним танковым корпусом перейти к обороне на фронте Березовец, Брусовое, а двумя танковыми корпусами из районов Ольховатки и Новоселок во взаимодействии с 17-м гвардейским стрелковым корпусом нанести контрудар в направлении Бутырки и Подолянь.

Контрудар начался рано утром 6 июля. 16-й танковый корпус под командованием генерала В.Е.Григорьева нанес удар на Бутырки и отбросил противника к северу на 1,5-2 км. Но немецкое командование подтянуло в этот район свежие танковые части. Разгорелся бой между 100 советскими и 200 немецкими танками. Танкисты 107-й и 164-й бригад, проявляя исключительное мужество и стойкость, длительное время удерживали захваченные позиции, наносили врагу большие потери. Только 107-я танковая бригада полковника Н.М.Телякова уничтожила 30 танков. Однако, используя количественное превосходство, немцы отразили контратаки соединений 16-го танкового корпуса, а затем двумя танковыми дивизиями 41-го танкового корпуса и двумя пехотными дивизиями при поддержке авиации перешли в наступление.

19-й танковый корпус, которым командовал генерал И.Д.Васильев, сосредоточился в исходном районе утром 6 июля. На организацию взаимодействия со стрелковыми дивизиями и разминирование проходов было затрачено значительное время, поэтому соединения 19-го танкового корпуса нанесли удар в направлении Подоляни только в 17 часов, т. е. когда бригады 16-го танкового корпуса уже вынуждены были отойти в исходное положение. Встреченный сильным огнем артиллерии, танков и авиации противника, 19-й танковый корпус понес потери и отошел в исходное положение. Контрудар 2-й танковой армии не достиг цели, однако сыграл большую и важную роль в оборонительной операции Центрального фронта. Активными и решительными действиями советских войск противник был остановлен перед второй полосой обороны, понес большие потери и не смог затем продолжать наступление одновременно на трех направлениях.

2-я танковая армия получила приказ командующего Центральным фронтом всеми корпусами перейти к обороне. 3-й танковый корпус закрепился на рубеже Березовец, северо-западнее Брусовое; 16-й танковый корпус — в районе Ольховатки, а 11-я отдельная гвардейская танковая бригада — на рубеже Ендовище, Молотычи (на стыке 16-го и 19-го танковых корпусов). 19-й танковый корпус перешел к обороне только утром 7 июля на участке Теплое, Красавка. Командующий 2-й танковой армией дал указание корпусам окопать танки на занимаемых рубежах, прикрыть их пехотой и организовать систему огня.

6 июля в полосе 13-й армии враг продвинулся всего лишь на 1-2 км, а в полосе 70-й армии активных действий не вел, так как его войска отражали удары наших войск, и прежде всего танковых, севернее Ольховатки.

Помимо всего выше сказанного, 6 июля бессмертный подвиг совершил заместитель командира истребительной авиаэскадрильи 2-й воздушной армии Воронежского фронта гвардии старший лейтенант А.К.Горовец. Прикрывая наземные войска под Белгородом, Горовец неожиданно заметил большую группу немецких бомбардировщиков. Советский истребитель пошел в атаку один против двадцати. В неравном бою он сбил девять вражеских самолетов и погиб смертью героя. Президиум Верховного совета СССР Указом от 28 сентября 1943 года присвоил А.К.Горовцу звание Героя СССР.

7 июля противник сосредоточил основные усилия на трех направлениях: вдоль железной дороги на Поныри — в полосе обороны 3-го танкового корпуса; западнее железной дороги на Ольховатку — в полосе обороны 16-го танкового корпуса и на Теплое — в стыке 16-го и 19-го танковых корпусов. Пополнив резервными танками, потрепанные дивизии 41-го танкового корпуса и дополнительно введя в бой свежую 9-ю танковую дивизию, гитлеровцы стремились прорвать оборону войск 13-й и 2-й танковой армий.

После сильной артиллерийской подготовки и при поддержке 150 самолетов противник двумя пехотными дивизиями и частью сил 18-й танковой дивизии нанес удар на Поныри по обороне 307-й стрелковой дивизии. Сюда он бросил до 150 танков. Разгорелись ожесточенные бои, продолжавшиеся до самой ночи. Вражеские танки совместно с пехотой при поддержке сильного огня артиллерии и массированных ударов авиации восемь раз атаковали, но каждый раз их атака отбивалась 307-й стрелковой дивизией, массированным огнем соединений 3-го танкового корпуса, 129-й отдельной танковой бригады, 27-го гвардейского отдельного танкового полка и артиллерийскими частями, выдвинутыми из резерва фронта.

Основные силы ударной группировки противника перешли в наступление в направлениях Ольховатки и Теплое. В эти районы прорвалось до 300 вражеских танков, но здесь они были встречены сильным огнем пехоты 17-го гвардейского стрелкового корпуса, танков 16-го и 19-го танковых корпусов, отдельных танковых частей и противотанковой артиллерии. В первые же минуты боя были подожжены несколько десятков немецких танков. Огонь советских войск заставил противника отойти назад. Враг и здесь несколько раз переходил в атаку, бросая в бой сотни танков, но все атаки были успешно отражены. Героическими действиями войск 13-й и 2-й танковой армий ударные группировки врага на всех направлениях были остановлены. К вечеру 7 июля немцы продвинулись всего лишь на 2-3 км.

8 июля противник, подтянув резервы, вновь нанес удары на прежних направлениях. Особенно упорные и тяжелые бои развернулись в районе Понырей. Там немцы силою до 80 танков несколько раз атаковали этот населенный пункт. Однако 307-я стрелковая дивизия совместно с 51-й и 103-й танковыми бригадами 3-го танкового корпуса, артиллерией и саперами каждый раз отбрасывала противника в исходное положение.

На ольховатском направлении немцы в этот день предприняли 13 мощных атак, но все они были отражены сильным огнем пехоты, артиллерии и соединениями 16-го танкового корпуса, поддержанными ударами авиации. В течение последующих двух дней на правом фланге 13-й армии и в полосе действий 3-го танкового корпуса продолжалась борьба за удержание станции Поныри. Натиск был особенно сильным на стыке 13-й и 70-й армий в направлении на Теплое. Утром 10 июля около 300 немецких танков атаковали советские позиции. Вражеские танки двигались эшелонами по 50-60 машин. Боевые порядки советских частей и соединений подвергались непрерывной бомбардировке группами по 40-60 самолетов. Но войска левого фланга 13-й и правого фланга 70-й армий, 101-й и 79-й танковых бригад 19-го танкового корпуса во взаимодействии с 3-й гвардейской артиллерийской бригадой отбили все атаки, уничтожив при этом 60 танков.

За шесть дней враг ценой огромных потерь в живой силе и боевой технике вклинился в оборону Советских войск на ольховатском направлении на 12 км, а на вспомогательных направлениях всего лишь на 1-3 км. За это время силы немцев истощились, и они вынуждены были перейти к обороне, не достигнув цели.

Упорные сражения развернулись в эти дни и на Воронежском фронте. Главный удар противник наносил из района западнее Белгорода в общем направлении на Курск. Здесь была сосредоточена основная масса вражеских танков. В первый день немцы ввели в сражение до 700 танков, поддерживаемых большим количеством артиллерии и авиации. Особенно ожесточенный характер приняли бои в районах Черкасское и Быковки. Чтобы сломить сопротивление частей 22-го гвардейского стрелкового корпуса, враг несколько раз бросал в атаку большое количество танков. Стальной армадой он рассчитывал с ходу протаранить оборону советских войск. Однако сражение стало развертываться не так, как планировали немцы. Красная Армия оказала исключительно упорное сопротивление, противник нес огромные потери. Только 245-й танковый полк уничтожил 42 танка.

В районе Быковки в атаках принимали участие одновременно от 100 до 300 танков и штурмовых орудий. Удары врага стойко отражали части 52-й гвардейской и 375-й стрелковых дивизий, а также 230-й танковый полк и 96-я танковая бригада. Огнем с места и контратаками они наносили противнику большой урон в живой силе и боевой технике. Только 96-я танковая бригада уничтожила 17 танков, 9 орудий, до двух батальонов пехоты и 6 автомашин.

Ценой огромных потерь немецким войскам удалось на отдельных участках прорвать главную полосу обороны 6-й гвардейской армии. Чтобы окончательно измотать главную танковую группировку противника и приостановить ее наступление в пределах тактической зоны, командующий Воронежским фронтом генерал Н.Ф.Ватутин отдал распоряжение командующему 1-й танковой армией выдвинуть два корпуса на второй оборонительный рубеж 6-й гвардейской армии и прочно закрепиться на рубеже Меловое, Яковлево. В районы Тетеревино и Гостищево выдвигались 5-й и 2-й гвардейские танковые корпуса в готовности с рассветом 6 июля нанести контрудар в направлении Белгорода.

1-я танковая армия — командующий генерал М.Е.Катуков, член Военного совета генерал Н.К.Попель, начальник штаба генерал М.А.Шалин — совершила ночной марш и утром 6 июля перешла к обороне на указанном рубеже. В первом эшелоне оборонялись 6-й танковый и 3-й механизированный корпуса. 31-й танковый корпус находился во втором эшелоне армии. Утром 6 июля противник возобновил наступление, нанося два удара: один из района Черкасское на северо-восток в направлении Луханино; второй из района Быковки вдоль шоссе на Обоянь. До 160 вражеских танков четырьмя колоннами вышли на участок Чапаев, Шепелевка и пытались с ходу прорваться через оборону советских войск. Но здесь они встретили мощный огонь стрелковых частей, 6-го танкового корпуса генерала Л.Л.Гетмана, а также отдельных танковых и артиллерийских соединений и частей. Противник группами по 40-50 танков четыре раза повторял атаки, но все они были отбиты. Вдоль Обоянского шоссе наступало до 400 танков. Здесь врага встретили воины 3-го механизированного корпуса, которым командовал генерал С.М.Кривошеин. В течение дня корпус отразил 8 атак.

Самые ожесточенные бои развернулись в районе Яковлево. Первым на подступах к Яковлево принял удар немецких танков 2-й батальон 1-й гвардейской танковой бригады, которым командовал коммунист майор С.И.Вовченко. Подразделения батальона смело вступили в единоборство с 70 немецкими танками и открыли по ним мощный огонь. Враг отошел и решил обойти позиции танкистов с фланга. Но на его пути оказался танковый взвод лейтенанта В.С.Шаландина. Гвардейцы подпустили вражеские танки на 1000 метров, а затем открыли сильный огонь. Десять часов взвод под беспрерывной бомбежкой с воздуха и артиллерийским огнем противника вел длительный, ожесточенный бой. Только экипаж Шаландина уничтожил 2 “Тигра”, 1 средний танк, 3 противотанковых орудия и до 40 немецких пехотинцев. От вражеского снаряда машина Шаландина загорелась, но героический экипаж не покинул ее. Бой продолжался, обходный маневр противника был сорван. За высокое боевое мастерство, отвагу и мужество лейтенанту В.С.Шаландину посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза. Умело вел бой в составе этого батальона и взвод лейтенанта Г.И.Бессарабова, экипажи которого искусно выбирали позиции и вели огонь главным образом по бортам танков противника. Такой прием позволил только экипажу Бессарабова уничтожить трех “Тигров”. Три танка, в том числе 1 танк “Тигр”, уничтожил комбат майор Вовченко.

Не сумев прорваться через боевые порядки 6-го танкового и 3-го механизированного корпусов, немецкое командование перегруппировало силы и нанесло удар по 5-му гвардейскому танковому корпусу генерала А.Г.Кравченко, который в это время совместно со 2-м гвардейским танковым корпусом наносил контрудар по правому флангу танковой группировки врага, рвавшейся на Обоянь. Основные силы 5-го гвардейского танкового корпуса были сосредоточены на его правом фланге, в районе Лучки. Противник, встретив в этом районе сильное огневое сопротивление, начал обходить его соединения с востока и запада. В полуокружении гвардейцы-танкисты продолжали вести ожесточенные бои с танками и мотопехотой противника, перемалывая его живую силу и боевую технику. К утру 7 июля 5-й гвардейский танковый корпус под натиском превосходящих сил был вынужден отойти на новый оборонительный рубеж Беленихино, Тетеревино. Немецкие войска, захватив Лучки, продвигались к Ясной Поляне. 2-й гвардейский танковый корпус, которым командовал полковник А.С.Бурдейный, сумел частью сил форсировать Липовый Донец севернее Шопино, но сломить сопротивление врага не смог. По приказу командующего фронтом его соединения отошли на прежний рубеж обороны. 31-й танковый корпус, усиленный истребительно-противотанковой бригадой, выдвинулся на рубеж Лучки (северные), Ясная Поляна и обеспечил стык танковой армии с 5-м гвардейским танковым корпусом.

К исходу второго дня сражения противник на главном направлении вклинился в нашу оборону на 10-18 км, но свободы маневра нигде не добился.

7 и 8 июля немецкие войска предпринимали отчаянные попытки расширить прорыв в стороны флангов и углубить в направлении Прохоровки. Ценою больших потерь противник узким клином подошел на участке Ясная Поляна, Грезное к третьему оборонительному рубежу и потеснил 3-й механизированный и 31-й танковый корпуса на запад до 6 км, но попытки расширить клин в северо-восточном направлении были сорваны. Танковые дивизии противника наткнулись на хорошо оборудованную оборонительную полосу 69-й армии, которая составляла второй эшелон фронта. В этой обстановке 2-й и 5-й гвардейские танковые корпуса нанесли контрудар по правому флангу танкового клина противника в общем направлении на Яковлево и, хотя разгромить противника не смогли, сорвали намерения гитлеровцев прорваться на Прохоровку.

Утром 9 июля после массированных ударов авиации крупные силы пехоты и танков атаковали левый фланг 6-го танкового корпуса, пытались захватить Сырцево и Верхопенье. До 60 танков неоднократно врывались в Верхопенье, но огнем и контратаками советских танковых бригад они отбрасывались назад. Не добившись успеха на этом участке, противник двумя танковыми группами до 200 танков устремился на Кочетовку и Калиновку и прорвал боевые порядки 3-го механизированного и 31-го танкового корпусов.

За пять дней ожесточенных боев враг сумел вклиниться в оборону советских войск на глубину около 35 км. В связи с напряженной обстановкой, создавшейся на белгородско-курском направлении, Воронежский фронт был усилен двумя танковыми корпусами. Один из них (10-й) занял оборону юго-западнее Прохоровки, а другой (2-й) выдвигался в район Беленихино. В ночь на 9 июля 10-й танковый корпус был переброшен на обоянское направление в полосу действий 1-й танковой армии. Для обеспечения правого фланга танковой армии из-под Беленихино в район Меловое был рокирован 5-й гвардейский танковый корпус. В районе Прохоровки сосредоточилась 5-я гвардейская танковая армия, а на армейском рубеже обороны, на участке Обоянь, Прохоровка, развернулась 5-я гвардейская армия.

После неудачных попыток прорваться к Курску вдоль шоссе на Обоянь немцы решили сделать это восточнее, через Прохоровку. Войска, наступавшие на корочанском направлении, также получили задачу нанести удар на Прохоровку. Советское командование, вовремя определив, что в наступлении противника назревает кризис, решило разгромить вклинившиеся в нашу оборону группировки противника на обоянском направлении, утром 12 июля нанести мощный контрудар из района Прохоровки 5-й гвардейской и 5-й гвардейской танковой армиями, а с рубежа Меловое, Орловка — 6-й гвардейской и 1-й танковой армиями в общем направлении на Яковлеве. В контрударе должны были участвовать также часть сил 40, 69 и 7-й гвардейской армий. Обеспечение действий советских войск с воздуха возлагалось на основные силы 2-й и 17-й воздушных армий.

Решающая роль в контрударе отводилась 5-й гвардейской танковой армии — командующий генерал П.А.Ротмистров, член Военного совета генерал П.Г.Гришин, начальник штаба генерал В.Н.Баскаков, — в состав которой входили 18-й и 29-й танковые и 5-й гвардейский механизированный корпуса, а также приданные 2-й и 2-й гвардейский танковые корпуса. Армия должна была нанести удар в направлении Прохоровка, Яковлево.

В 8 часов 12 июля после авиационной и артиллерийской подготовки соединения первого эшелона 5-й гвардейской танковой армии перешли в наступление: на правом фланге наступал 18-й, в центре — 29-й и на левом фланге — 2-й гвардейский танковые корпуса. В это же время начала наступление и ударная группировка врага. Началось крупное встречное танковое сражение, в котором с обеих сторон участвовало около 1200 танков и самоходных орудий. На сравнительно небольшом участке местности столкнулись две лавины танков. Мощный и внезапный удар советских танков оказался для противника большой неожиданностью. Сражение характеризовалось частым и резким изменением обстановки, активностью, решительностью и большим разнообразием форм и способов боевых действий. На одних направлениях развернулись встречные бои, на других — оборонительные действия в сочетании с контратаками, на третьих — наступление с отражением контратак.

Наиболее успешно наступал 18-й танковый корпус, которым командовал генерал Б. С. Бахаров. Сломив ожесточенное сопротивление противника, его соединения к вечеру 12 июля продвинулись на 3 км. 29-й танковый корпус под командованием генерала И. Ф. Кириченко также преодолел сопротивление гитлеровцев и к исходу дня продвинулся на 1,5 км. Противник был вынужден отойти в район Грезное. 2-й гвардейский танковый корпус перешел в атаку в 10 часов утра, сбил прикрытие гитлеровцев и начал медленно продвигаться в направлении Ясной Поляны. Однако противник, создав превосходство в силах и средствах, остановил наши войска, а на отдельных участках и потеснил их.

5-я гвардейская армия правофланговыми соединениями преодолела сопротивление вражеских войск и вышла к северной окраине Кочетовки, а на левом фланге вела оборонительные бои на реке Псёл.

Ожесточенные бои развернулись и южнее Прохоровки. 3-й танковый корпус противника перешел в наступление из района Мелехово на Ржавец. В связи с этим в полосу 69-й армии были выдвинуты две бригады 5-го гвардейского механизированного корпуса, который составлял второй эшелон армии, танковая бригада 2-го гвардейского танкового корпуса и резерв 5-й гвардейской танковой армии. Этот сводный отряд во взаимодействии с соединениями 69-й армии не только приостановил продвижение врага на север к Прохоровке, но и почти полностью отбросил его в исходное положение. В районе Ржавец с обеих сторон приняли участие около 300 танков и самоходных орудий.

12 июля 1943 года западнее и южнее Прохоровки во встречных сражениях участвовало около 1500 танков и самоходных орудий. 6-я гвардейская и 1-я танковая армии, хотя и приняли участие в контрударе, продвинулись на незначительную глубину. Это объясняется главным образом недостатком времени, которым располагали войска для подготовки к контрудару, и недостаточным артиллерийским и инженерным обеспечением.

В сражении под Прохоровкой советские воины проявили мужество, отвагу, высокое боевое мастерство. Огромные потери, понесенные в этом сражении немецко-фашистской армией, окончательно истощили ее силы. Под Прохоровкой противник за 12 июля потерял около 300 танков и более 10 тыс солдат и офицеров убитыми.

Удар советских войск под Прохоровкой и на других участках Курской дуги был настолько мощным, что уже 13 июля немецкое командование вынуждено было отказаться от замысла окружения советских войск на Курской дуге и принимать срочные меры по организации обороны. Правда, еще в последующие три дня противник сделал несколько попыток улучшить занимаемые позиции, но они закончились безрезультатно. Более того, под натиском Красной Армии немцы не смогли удержать захваченные позиции и были вынуждены 16 июля начать отступление. Принять такое решение противнику пришлось еще и вследствие тяжелого положения, создавшегося в районе Орла, где в это время успешно наступали войска Западного, Брянского и Центрального фронтов.

19 июля командование немецких войск пришло к окончательному выводу, что продолжение операции “Цитадель” невозможно.

В ходе последовательного советского контрнаступления противник был отброшен на исходные позиции. 5 августа советские войска освободили Орел. Развивая контрнаступление, 23 августа войска Степного фронта при содействии войск Воронежского и Юго-Западного фронтов освободили Харьков, а затем полностью ликвидировали орловский и харьковский выступы. Курская битва завершилась.

Курская битва по праву является одной из величайших битв Второй Мировой войны. Эта битва явилась главным событием летне-осенней кампании второго периода Великой Отечественной войны. Немецкая армия потерпела поражение, от которого уже не могла оправиться до самого конца войны. Советские войска разгромили до 30 вражеских дивизий, в том числе 7 танковых, и уничтожили 3,5 тыс.самолетов. Только в ходе контрнаступления приняло участие более 5 тыс.советских самолетов, нанеся врагу большие потери, провели 1700 воздушных боев, в которых сбили 2,1 тыс. вражеских самолетов и 145 уничтожили на аэродромах. Советская авиация завоевала господство в воздухе и прочно удерживала его до конца войны.

Битва под Курском заставила немецкое командование снять со Средиземноморского театра военных действий крупные соединения войск и авиации, что позволило американо-английским войскам провести операцию в Италии (высадка в Сицилии, 10 июля 1943 года) и в конечном итоге предрешило выход этой страны из войны. Поражение под Курском подорвало моральный дух немецкой армии, обострился кризис внутри гитлеровского агрессивного блока.

В Курской битве советские танковые войска показали способность успешно решать самые сложные и разнообразные задачи как в обороне, так и в наступлении. Если до лета 1943 года танковые корпуса и армии применялись в оборонительных операциях преимущественно для нанесения контрударов, то в битве под Курском они, кроме того, использовались и для удержания оборонительных рубежей, чем значительно повышалась глубина оперативной обороны и ее устойчивость. Весьма эффективных результатов в борьбе с наступающими крупными танковыми группировками противника советские танковые войска достигли при сочетании огня танков с места, из окопов и из засад с контратаками. Битва под Курском еще раз наглядно показала, что только массированное применение танков обеспечивает успех при нанесении контрударов. Опыт боевых действий в Орловской операции показал нецелесообразность использования танковых корпусов и армий для прорыва позиционной обороны, при выполнении таких задач они несут большие потери.

Историческая победа под Курском продемонстрировала возросшее могущество Советского государства и его Вооруженных Сил.

Из сообщения Лондонского радио по поводу победы Красной Армии под Курском: "Такого поражения, как под Орлом и Белгородом, немцы не испытывали даже в 1918 году. Поколения будут вспоминать о том, как Красная Армия нанесла тяжелый удар по немцам, продемонстрировав тем самым свое мужество и мастерство".

Из выступления по радио премьер-министра Великобритании У.Черчилля: “Я с готовностью признаю, что большинство военных операций союзников на Западе в 1943 году невозможно было бы осуществить в той форме и в то время, как они осуществлены, если бы не героические, великолепные подвиги и победы русской армии, которая защищает свою родную землю, подвергшуюся подлому, неспровоцированному нападению с беспрецедентной энергией, искусством и преданностью, защищает страшной ценой – ценой русской крови.
Ни одно правительство в истории человечества не было бы в состоянии выжить после таких тяжелых и жестоких ран, которые Гитлер нанес России…Россия не только выжила и оправилась от этих страшных ран, но и нанесла немецкой военной машине смертельный урон. Этого не смогла бы сделать ни одна другая сила в мире.”

Источники:
1. Allen W., Muratoff P., "The Russian Campaigns of 1941-1943", Penguin books, 1946
2. Allen W., Muratoff P., "The Russian Campaigns of 1943-1945", Penguin books, 1946
3. "Советские танковые войска 1941-1945". — М.: Воениздат, 1973
4. "Великая Отечественная война, 1941-1945", Наука, 1999
5. "История Великой Отечественной войны Советского Союза, 1941-1945", 1963
6. "История Второй мировой войны, 1939-1945", 1980

Комментарии:

 
Яндекс цитирования
Военно-исторические ресурсы
Copyright © 2003-2014 WELTKRIEG.RU